9d4a46fb

Эдельман Николай - Когда Рухнет Плотина



Н. Эдельман
КОГДА РУХНЕТ ПЛОТИНА
1.
Вязкий туман последних мгновений похмельного сна разлетелся под
напором устрашающего гитарного рева. Я вскочил, разлепляя склеившиеся веки,
и тут же рухнул головой на подушку, таким невыносимым оказался болевой шок.
Но мощный голос Ронни Дио, не позволяя вновь закрыть глаза, ревел почти в
самые уши:
Close the city and tell the people that something's coming to call...
If you listen to fools...
The Mob Rules.
Казалось, что от его громовых раскатов комната слегка покачивается,
вызывая впридачу к боли головокружение, которое ощущалось странно, как
чувство, будто меня подвесили вверх ногами. О, незабвенный Степа Лиходеев!
Нет, не мешал я водку с портвейном, до такого маразма мне не дойти даже
после двух литров "финляндии" на троих. Одного лишь этого количества
хватило на главный лиходеевский синдром - невозможность определить, где я в
данный момент нахожусь.
В голове гнездилась боль всех существующих оттенков, от сдавливающей
череп пиратской веревочки с узелками до гриппозной рези в глазах. На мое
место бы того, кто ввел в России обычай любое дружеское общение
сопровождать распитием напитков! Какая банальность - утреннее похмелье в
субботу! Но что делать, если положение обязывает? Ведь скажешь, что не
пьешь - не поверят. И между прочим, правильно сделают.
Каждый раз после такого дикого похмелья даешь себе обет перейти в
трезвенники, с отвращением глядишь даже на пиво, но к концу следующей
недели ощущения притупляются, снова собирается хорошая компания, и тут уж
не удержишься... Говорили вчера, конечно, о политике. Какая гадость!
Вспомнить бы, с кем и что именно? И в чьих апартаментах мне довелось
провести эту ночь? Квартира не моя, иначе стена была бы справа. И цвет
обоев другой - собственно, обоев вообще нет, стены выкрашены голубой
краской. Я лежал на разложенном диване, покрытом одной только простыней,
изжеванной и сползшей на пол. Слева от меня находилось широкое пустое
место, и вторая подушка ещё хранила вмятину от чьей-то головы. Тайна номер
два. Найдутся потом трусики, и останется их примерять на всех знакомых дам.
Однако моя спутница этой ночи где-то поблизости - через подлокотник кресла
перекинуто платье, чулок на полу, туфля... Ну, хоть нога у неё должна быть
стройной. Надо же, как память отшибло... Хотя - это же моя собственная
квартира! То есть не московская, и не собственная, а та, которую я снимал в
Светлоярске, в Академгородке, прибыв сюда с месяц назад, чтобы освещать ход
губернаторских выборов. Редакция оплатила бы и гостиницу, но мне был нужен
компьютер с подключением к сети, а тут кстати по знакомству порекомендовали
квартиру, хозяева которой вовремя отправились на стажировку в Штаты.
Далековато, конечно, от центра, но все равно приходилось весь день мотаться
по городу, а здесь был ещё один плюс: из гостиницы трудно уходить
незаметно, у меня же предвыборные репортажи были только прикрытием для
расследования связей главного претендента на губернаторское кресло,
генерала Орла, с местной алюминиевой мафией, поэтому я старался не
привлекать к своим перемещениям особого внимания.
Музыку сменил развязный голос молодого человека, который с
преувеличенной бодростью, как бы подпрыгивая на ударениях, сообщил:
- Итак, это был "Блэк сэббэт", "Толпа правит". Оставайтесь с нами,
слушайте "Радио Рок"!
В поле моего зрения появилась девушка, босая, в одной комбинации, со
светлым потопом падавших на плечи незаколотых волос. Она подошла к
музыкальному



Назад